АКАДЕМІЧНИЙ МУЗИЧНО-ДРАМАТИЧНИЙ ТЕАТР ІМ. ЛЕСІ УКРАЇНКИ

Пішов з життя Михайло Мельников
10.10.2019
Сергей Чулков: «Главное – приносить радость и свет в души зрителей».
22.10.2019

ЗМІ про прем’єру вистави «Скільки років нареченій?»

Дякуємо нашим інформаційним партнерам газеті «Любиме місто» та інформаційному порталу Кстати+
Автор: Світлана Садовенко

О трудных людях и возрасте невесты
суббота, 12 октября, 2019 – 16:42

Новый театральный сезон обещает быть ярким и запоминающимся, богатым на открытия и оригинальные проекты. Так,11 октября всех любителей театра Каменского ждала премьера: на сцене Академического музыкально-драматического театра имени Леси Украинки зрители увидели пьесу израильского драматурга Йосефа Бар-Йосефа «Сколько лет невесте?».
Пьеса известного израильского писателя и драматурга Йосефа Бар-Йосефа «Трудные люди» была написана в 1973 году и стала довольно популярной в театральном мире, была переведена на многие языки. Определить её жанр можно было бы как трагикомедию, ибо граница между смешным и грустным почти неуловима. В нашем театре Александр Варун (режиссёр-постановщик) и Алла Михальчук (художник-постановщик) представили свою версию истории, происходящей в Лондоне в 1968 году. А сама премьера была приурочена к юбилею заслуженной артистки Украины Ирины Чварковой, сыгравшей в пьесе главную роль.
Я давно заметила, что писать о хороших спектаклях гораздо сложнее, чем о плохих. Потому что когда плохо, практически всегда понятно, почему именно. А вот когда хорошо, то определить успех, его составляющие намного труднее. Незамысловатая история комического сватовства перерастает в притчу о каждом из нас, но мораль ведь не всегда бывает очевидной…
Рахель (Ирина Чваркова) уже давно живёт одна. Её мирок отлажен, начищен, обустроен. Не то чтобы она была счастлива, но она научилась получать удовольствие от мелочей: свежезаваренного чая, медицинских журналов, дорогих билетов на концерты. Даже глядя на звёзды, можно тихо радоваться. Личная жизнь не сложилась: двое мужчин, которых она любила и содержала («а двое – это ещё хуже, чем сто»), её предали. Ей за сорок, она больше не питает иллюзий о неземной любви, но способна оценить искреннее сочувствие и заботу. Героиня в исполнении Ирины Чварковой получилась трепетной, ранимой, это тонко чувствующая душа, не способная на подлость и обман даже ради будущего семейного счастья. Когда брат сообщает о приезде потенциального жениха из самого Израиля, ей откровенно дискомфортно, неловко. Чашка чая – её оружие, которым она пытается защититься от беспардонности и бестактности самого близкого и единственного родного человека, её Саймона, любимого брата. Но оружие не срабатывает, силы не равны: ей привезли жениха, о котором она никого не просила. Наверное, многие оказывались хоть раз в жизни в ситуации, когда вроде бы искренняя забота близких тебе людей становится просто поперёк горла из-за неуместности, грубости, бесчувственности. Рахель – человек гордый. Она никогда не жила за чужой счёт, не привыкла скрывать своих недостатков и вся ситуация этого странного сватовства для неё тягостна, унизительна. Рахель Ирины Чварковой – это все женские комплексы, вместе взятые. Её оценивают, разглядывают, она должна пройти «проверку на жену», да ещё и солгать о своём возрасте. Зачем? Ради чего и кого? Ради замужества, чтобы брат успокоился? Или этого чужого человека, который ей даже не нравится? Рахель умна, она всё видит и понимает, но миром правят мужчины, и она живёт в мире мужчин.
Безусловно, Рахель – одна из лучших работ Ирины Чварковой, которую мы видели в самых разных образах. Ювелирная точность, с которой ей удалось передать все нюансы душевного смятения героини, её сломленности и бунта, вызывают только восхищение, благодарность и овации.
Александра Тарханова зрители увидели в роли Лейзера. Ещё до появления на сцене уже сложилось предубеждение о человеке-чудаке, которого лечили в сумасшедшем доме. Лейзер комичен, циничен и жалок одновременно. Ему нужно доказать всему миру (а прежде всего первой жене) свою значимость, востребованность и принципиальность. Потому-то и возраст невесты для него важен не сам по себе, а как проверка на честность. Его так часто обманывали (или это только ему кажется), что начинать семейную жизнь со лжи для него неприемлемо, невыносимо. Лейзер Александра Тарханова – ещё один «человек в футляре», но от того, что «футляр» чуть просторнее, его герой не становится симпатичней, даже когда говорит вполне разумные вещи. Перед нами маленький человек, которого семья всю жизнь хотела видеть большим. А он, может, был бы счастлив,работая сантехником или часовщиком, но кто ж ему даст? Для него женитьба – тоже только соответствие требованиям, неким общественным рамкам. Поездка в Лондон помогла понять, что на самом деле хочет он для себя совсем другого.
Александр Тарханов – мастер, которому оказалось по силам передать всю неоднозначность своего персонажа, смех сквозь слёзы, уязвимость поруганного достоинства и житейскую еврейскую мудрость.
В роли Саймона, брата Рахель, на сцене мы увидели Александра Галютина, который лично для меня стал открытием этого сезона. Его герой, в общем-то, не должен вызывать особых симпатий – нагл, самоуверен, живёт за счёт сестры, затевает авантюру с израильским женихом, но благодаря актёрской подаче смотреть на это интересно и даже занятно – Саймон Александра Галютина получился «не без шарма». Его меркантильность борется с любовью к сестре, его легкомысленность – с искренней заботой о её будущем, потому он вызывает скорей улыбку, чем осуждение.
Александр Нагорный и его герой Бени Альтер – настоящий луч света в тёмном царстве безысходности и тоски. И пускай на сцене он бывает не так часто, его присутствие – стуком, звуком звучит как некая оценка происходящего со стороны, но не постороннего. Он настолько искренен в своей любви к Рахель, что хотелось подойти к героине, дёрнуть её за руку и сказать: «Зачем тебе какие-то заморские женихи? Посмотри ты, наконец, по сторонам! Может, твоё счастье совсем рядом!».
Игра Бени Альтера на кларнете в конце пьесы (а Александр Нагорный специально учился этому для спектакля) – последний аккорд в грустной и смешной истории, в которой каждому хотелось любви, счастья, семьи, сохранения самого себя и своей внутренней сущности. И что делать, если всего этого сразу просто не бывает. Но финал не ощущается как трагедия, скорей, это намёк на надежду, на то, что всё ещё возможно, а значит, жизнь продолжается, и рано или поздно всё у всех будет хорошо.