АКАДЕМІЧНИЙ МУЗИЧНО-ДРАМАТИЧНИЙ ТЕАТР ІМ. ЛЕСІ УКРАЇНКИ

Эксклюзивное интервью с Юлией Жилиной
23.01.2020
«Прежде чем называть кого-то дураком, подумайте об этом дважды!»
12.03.2020

Эксклюзивное интервью с Ириной Чварковой

Газета “Любимый город”
5 февраля 2019
Автор: Виталий Баранник

 «Я всех своих коллег очень люблю»

14-го и 15-го февраля в театре им. Лести Украинки состоится премьера праздничного театрализованного концерта, посвященного Дню святого Валентина – «Влюблены по собственному желанию». Репетиции этого концерта идут сейчас в театре полным ходом. Мы поговорили с режиссером и автором сценария этого концерта заслуженной артисткой Украины Ириной Чварковой, которая рассказала, чем театрализованный концерт отличается от обычного концерта, с какими трудностями может столкнуться режиссер в работе и почему она любит ставить и играть в детских спектаклях.

– Ирина скажите, что представляет собой театрализованный концерт и чем он отличается от обычного концерта?

– Попробую объяснить без наших специфических театральных терминов. Как правило «обычные», как Вы сказали, концерты бывают тематическими, приуроченные к каким-то государственным праздникам или датам. Исходя из тематики подбираются номера, которые идут один за другим в какой-то логической последовательности. А в театрализованных концертах, которые как правило ставятся в театрах, есть еще и сюжетная линия. И соответственно, в них есть актеры, ведущие или конферансье, которые по ходу концерта играют какие-то роли.

Репетиция концерта “Влюблены по собственному желанию”

У каждого из них есть какой-то образ, в котором он предстает перед зрителем. И обязательно прорабатывается сюжет. Чтобы разрядить обстановку, чтобы зрители смогли перевести дух, потому что, как не крути, а от постоянной музыки и уши устают, ведущие вступают в диалог со зрителями, предлагает им во-что-то поиграть и таким образом «подводит» их к следующей песне или другому номеру. И в результате такого живого общения, зритель оказывается вовлеченным в это действо и не просто наблюдает за тем, что происходит на сцене, но и сам становится участником представления. В этом и есть особенность театрализованного концерта.

– То есть можно сказать, что главной особенностью театрализованного концерта является его сюжетная линия, а значит и некая интрига: чем все закончится?

– Да, сюжетная линия объединяет все музыкальные номера. Театральный концерт тем и интересен, что он не просто «привязан» к определенной тематике, но в нем можно где-то уйти в сторону, но потом с помощью ведущих вернуть в прежнее русло. Насчет интриги, то она присутствует не всегда. Интрига может проявляться и в образах, в которых появляются артисты на сцене, перед тем как спеть песни,  и в их диалоге с ведущим. Зрителю может быть непонятно: «А что это за герой? А зачем он появился на сцене?» И понятно это станет только несколько позже. При чем эти образы могут быть не связаны между собой. Где-то идет одна линия, где-то – другая.

Концерт “Сияние звезд”

– Если не ошибаюсь, то Вы и режиссер этого концерта, и его автор сценария?

– Да. Но тут есть нюанс. Дело все в том, что на самом-то деле, никто не учит сценаристов, которые «пишут» концерты. Поэтому зачастую это приходится делать самим режиссерам-постановщикам, если у них есть к этому талант и они обладают достаточной фантазией. Ну а потом уже, как режиссер, ты берешь материал, который сам же и придумал и начинаешь работу.

Рок-шоу Gold Hits

 Потому что вся работа над концертом начинается с монтажного листа и со сценария. Иногда они могут быть объединены. Прописывается кто участвует в концерте, кто чем занимается, указывается точное время: когда, кто во сколько и что делает. Работа над таким концертом, это очень сложный процесс. Схематично он выглядит примерно так. Сначала возникает идея: как и что будет происходить. Дальше режиссер подбирает на концерт необходимые ему песни. Эти песни отдаются в работу дирижеру, потому что нужно на них написать оркестровку, сделать их аранжировку. Кстати, не каждый дирижер умеет делать аранжировку. Это тоже очень сложный и кропотливый труд – нужно расписать абсолютно все партии для всех инструментов.

Концерт “Сияние звезд”

Потом, когда все это сделано, музыканты репетируют, чтобы звучание было идеальным и слаженным. Параллельно задание дается и хормейстеру, и она, согласно тематике концерта, сама подбирает песни, которые нужны режиссеру. Эти песни она раздает нашим поющим актерам, тем, кто, по ее мнению, сможет спеть эти песни, и далее с ними усердно занимается. Одновременно режиссер работает с художником, и они решают, как будет оформлена сцена. Это тоже очень ответственный момент, ведь от оформления сцены во многом зависит восприятие зрителем происходящего на ней. Когда уже режиссера все устраивает, то тогда он идет к художественному руководителю и презентует свое видение и концепцию концерта. И после ее утверждения, начинается активная фаза работы и все отдельные элементы будущего концерта собираются на сцене режиссером в единую картину. Естественно, что могут быть моменты, когда что-то по ходу меняется. В жизни не всегда происходит именно так, как ты себе насочинял в голове. Бывает так, что что-то приходится менять буквально в последний момент, но актеры наши – настоящие профессионалы и они с пониманием относятся к любой форс-мажорной ситуации и всегда помогут из нее выйти.

– А можете вспомнить какие-то реальные форс-мажорные ситуации, с которыми Вам довелось столкнуться?

– Был у меня случай, когда я в другом городе делала концерт. И прямо во время концерта заел круг, который вращается в центре сцены. Вот это была серьезная проблема. У нас по ходу концерта должна была меняться декорация и там уже стояли актеры. А круг не повернулся, а музыка уже пошла… И тогда нам по ходу концерта пришлось быстро-быстро вручную переносить декорации на эту сторону, а актеры просто перешли. Но ничего, справились. Такие ситуации иногда случаются и в спектаклях, и в концертах. Поэтому режиссер должен всё предусмотреть, продумать как расставить номера, чтобы актеры, отыграв один номер, успели подготовиться к следующему. Потому что поющих актеров у нас не так уже и много и у каждого в концерте несколько номеров. И каждому нужно успеть переодеться, а «балетным» – тем более.

Репетиция концерта “Влюблены по собственному желанию”

Поэтому режиссер должен учесть даже такой факт, сколько кому времени нужно будет потратить на переодевание и сколько времени идет каждая песня. Еще буквально недавно был случай во время концерта, который был у нас в театре к Старому новому году. Я в нем была ведущей. Но получилось так, что перед этим концертом мы уехали на гастроли и вернулись 13 января утром, в день концерта. Сценарий мне прислали только ночью. Мы его с горем пополам смогли загрузить, потому что интернет в дороге был очень плохой. Но так как мы ехали в плацкарте и вместе с нами ехали дети с соревнований, которые полночи бегали по вагону, то ни отдохнуть, ни полностью проработать сценарий я не смогла. Мы приехали утром и у меня было всего несколько часов, чтобы выучить свой текст.  Я играла астролога с огромной шляпой-колпаком со звездами и планетами, которой я постоянно за что-то задевала. Слова-то я выучила, но у моей героини было очень интересное имя – Центавра Альдебарановна, потому что у нас вся идея концерта была привязана к планетам. Но во время концерта я вдруг забываю это имя. Просто вылетело из головы. И я понимаю, что я должна как-то представиться, но я только помню, что имя у меня начинается на «Ци» и в голове крутится слово «цистерна».  Но при чем тут «цистерна», если у нас все про планеты? И я представляюсь – Цецилия Альбатросовна! Нужно было видеть, какие глаза были в тот момент у моего соведущего. Он его естественно не запомнил и не знал, как меня называть. Но мы тоже нашли выход, в антракте мы с ним договорились, что на сцене перейдем на «ты» и он будет называть меня просто «Цыца» (смеется). Вот так мы «вырулили» из этой ситуации.

– Сколько лет Вы уже живете и работаете в Каменском?

– Уже будет 7 лет.

– Какие-то любимые места у Вас есть помимо театра?

– Мне очень нравится бывать возле костела. Даже не знаю почему. Но когда у меня бывает свободное время, меня туда почему-то тянет. Мне, наверное, архитектура там очень нравится.

– Помимо концертов, Вы в театре также ставите сказки. Это Ваша обязанность или творческая потребность?

– Нет. Это не обязанность. Я просто это люблю. Мне это нравится. Я бы назвала это хобби. Но это не хобби. Потому что хобби – это занятие, которым ты занимаешься непрофессионально. Но полностью в режиссуру я уходить не хочу. Мое – это актерство. Что касается постановки сказок, то мне тут очень сильно помогает мое первое образование – педагогическое. И во время учебы мы изучали детскую психологию, поэтому я знаю, что дети любят. И, во-вторых, я сама очень люблю детей. Поэтому я люблю ставить детские спектакли и сказки.  Мне много раз задавали вопросы: «А почему вы не ставите что-нибудь для взрослых?» Но, наверное, для этого я еще не созрела. А для детей ставлю с удовольствием. Они – очень благодарные зрители. Они не кривят душой. Они воспринимают все искренне. Если нравится – то нравится. Если – не нравится – значит не нравится. И я стараюсь брать для них такой материал, чтобы они могли сделать самостоятельно какие-то выводы, и чтобы они выросли хорошими людьми.

– В сказке «Золотой ключик», у Вас роль лисы Алисы. Но и я, и люди примерно моего поколения, в роли Алисы сразу представляют Елену Санаеву, которая сыграла в фильме «Приключения Буратино». Когда Вы играете эту роль, у Вас тоже где-то «неосознанно» не проявляется Санаева?

– Когда у нас берется какой-либо материал, неважно – сказка это или не сказка, обычно – все это уже ставилось не раз или по этому материалу снимались фильмы и исполнялось все это блестящими актерами. И когда в работу берется такая вещь, то ты волей-неволей задаешься вопросом – как бы не упасть лицом в грязь, по сравнению с ними, как бы не проиграть. Поэтому хочется сделать что-то оригинальное, что-то своё, непохожее на то, что было до тебя. Чтобы ты был на высоте, тебе не нужно повторять то, что было до тебя, не пытаться копировать, потому что ты не будешь второй Ахеджаковой, или второй Санаевой. И когда берется какой-то известный материал, я специально не смотрю эти фильмы или эти телеспектакли, чтобы не дай Бог, не повторять. Потому что повторение не будет хорошо смотреться на сцене. Если говорить о сказке «Золотой ключик», то я пыталась быть своей Алисой. Зрителю виднее, насколько это у меня получилось. Очень надеюсь, что моя Алиса – другая, непохожая на Алису Санаевой, и что моя Алиса – тоже хороша. 

Сказка “Буратино”

Кроме того, кино – это одно, а театр – это совершенно другое. В театре есть живое общение актеров и зрителей. Поэтому, очень надеюсь, что люди не путают кино и театр. Знаете, был случай, когда ко мне на остановке подошла женщина: «Ой, вы в театре работаете – я Вас узнала!» Она мне рассказала, что она у нас смотрела, кто из актеров ей нравится и как-то плавно она вышла на комедию «За двумя зайцами». И она призналась, что шла на этот спектакль с таким настроением: «А ну, посмотрим, как вы там сыграете Голохвастова и Проню Прокоповну». Но у нас совершенно другой спектакль, совершенно другие образы и совершенно другие образы. Поэтому спектакль у нас получился не хуже, чем знаменитый фильм.

Комедия “За двумя зайцами”

– Вы также играете в замечательном спектакле «Сколько лет невесте». Скажите будет корректно уточнить у Вас сколько было Вам лет, когда Вы выходили замуж?

– Тогда у меня в свою очередь тоже вопрос: в первый или во второй раз? (смеется)

– Ну только если это не является секретом.

– Нет, это не является секретом. В первый раз мне было 18 лет. А второй раз, мы с моим вторым мужем прожили долго в гражданском браке, а официально оформили отношения, когда мне было 45 лет.

– Извините, но в таком возрасте люди уже не стремятся официально оформить свои отношения.

– И мы не стремились. Нам это было абсолютно не нужно. Все и так уже было проверено временем. Но мы пришли сюда работать в театр и Маргарита Андреевна, если так можно сказать, поженила нас (смеется).

– Не могу не задать и классический вопрос о Ваших любимых ролях и чем они Вам дороги?

– Моя любимая роль в спектакле «Сад Гетсиманский», который поставил Сергей Павлюк, режиссер Херсонского театра. Это совершенно замечательный спектакль, в котором я играла НКВД-истку. Ужасная роль по своей сути, но она была безумно интересной. Вторая любимая роль – в спектакле «Великий льох», который поставил в Черкассах киевский режиссер Александр Иванович Дзекун по произведениям Тараса Григорьевича Шевченко, но со своей интерпретацией. Мы с этим спектаклем объездили всю Украину и везде нас принимали с восторгом, стоя аплодировали и долго не отпускали со сцены. Дзекун – очень хороший режиссер и я у него очень многому в свое время научилась. А из идущих сейчас спектаклей – это комедия «За двумя зайцами», которую я просто обожаю. Самое главное, я обожаю не себя в этом спектакле, а весь спектакль в целом. Я даже в сценах, в которых не участвую, просто сижу за кулисами и смотрю, как играют другие актеры. Они каждый раз – другие, каждый раз – по-своему интересны и смешные. И поэтому, мне этот спектакль не надоедает. Я всех своих коллег в их ролях очень люблю.

– А как тогда Вы лично относитесь к творчеству Шевченко, и изменилось ли восприятие его произведений после участия в спектакле «Великий льох»?

– У меня к Шевченко особое отношение. Я его себе представляю гением и пророком. Тем более, что я сама родом из Шевченкового края, а моя мама непосредственно родилась в селе Моринцы, где родился и Шевченко. И я в детстве видела своими глазами тот камень, который стоял на месте хаты, в которой родился Шевченко, а моя мама еще видела и саму эту хату. Поэтому я воспитана в шевченковском духе и к его творчеству отношусь с искренним уважением и где-то даже восторгом.

– Вы сказали, что у Вас первое образование – педагогическое. По специальности довелось поработать?

– Да, я работала в детском садике, в подготовительной группе и даже создала там театральный кружок, в котором мы занимались с детьми. Родители помогали нам шить костюмы, и мы ставили настоящие спектакли. Просто я с детства мечтала стать актрисой, но так произошло, что родители меня не пустили поступать в театральный ВУЗ. А педагогика у меня была на втором месте. Но свою мечту я воплощала в работе с детьми.

– А сколько Вам было лет, когда Вы все-таки решили поступать в Киевский театральный институт?

– 24 года. Муж был не против, чтобы я поступала, и я поехала. При чем к этому времени у меня было уже двое детей. Младшая была со мной в Киеве. Мы снимали жилье. А со старшей дочерью сидели родители в Черкассах. Они брали отпуск за свой счет по очереди и были с ней.

– Это как же нужно любить профессию, чтобы решиться на такой серьезный шаг…

– Слава Богу, что мне тогда улыбнулась удача и я смогла реализовать свою мечту. Дело в том, что я была очень послушным ребенком для родителей. Так-то я не очень послушная девушка, с характером. Но родители – это святое. И когда мне не разрешили поступать в театральный, я послушалась. Но в какой-то момент мама сказала: «Ладно, дети у тебя уже есть, можешь идти в артистки». Я и пошла.

– Спустя столько лет у Вас не проявилось сомнения или сожаления в том, что зря тогда изменили свою жизнь и выбрали актерскую профессию?

– Ни в коем случае. Но иногда у меня возникало ощущение, что зря родители меня не отпустили поступать сразу после школы. А вдруг бы у меня тогда судьба сложилась по-другому. Тогда было другое время и я хотела ехать поступать в Москву. И вдруг бы я там стала знаменитой супер-известной актрисой.  Научилась там всему чему только можно и отточила своё  актерское мастерство до небывалого уровня (улыбается). Для меня это остается такой загадкой, что могло бы быть, если бы… Но о том, что я стала актрисой – я никогда, ни одного разу не сожалела. Боже упаси! Это моя жизнь! И у меня сейчас две семьи: дома – семья, и в театре семья. Все мои коллеги – это моя семья. Я всех их всегда безумно рада видеть. Хотя, безусловно, бывают моменты, когда с кем-то происходят какие-то стычки по работе. Но все равно мы потом миримся, общаемся. Это нормальный творческий процесс. Так ведь в любой семье не обходится без мелких конфликтов. Но это не влияет на общее отношение между членами семьи. Так и у нас.