АКАДЕМІЧНИЙ МУЗИЧНО-ДРАМАТИЧНИЙ ТЕАТР ІМ. ЛЕСІ УКРАЇНКИ

Запорожский режиссер покажет премьеру в соседней области
25.10.2019
Каменской театр закрыл сезон и подвел итоги
25.10.2019

С Драконом или Ланцелотом?

Газета “Голос України”
20/07/2019
Наталя Ігнатьєва


Запорожский режиссер Виктор Попов поставил сказку для взрослых «Дракон» по пьесе Евгения Шварца в театре имени Леси Украинки г. Каменское.

Это действительно сказка. Как и положено, она удивляет, пугает и очень ясно разделяет мир на драконов, ланцелотов и толпу. Пространство ее — холодное, неуютное: кирпичная стена вместо задника тонет в полутьме, а невысокий подиум над сценой будто нарочно ограничивает свободу передвижения, словно под ним пропасть или заминированное поле. В решении образа Дракона и его «правопреемника»-Бургомистра есть прямые отсылки к советским и нацистским диктаторам ХХ века, но вообще время действия в «Драконе» — это типичные двухтысячные, где-то так между пятым и десятым (золотые цепи, корсетные платья, стиль вечеринок, камеры наблюдений и т. п.). Помните, как было тогда: «доллар по восемь», стабильно, душно. До крика душно. Будто эта так называемая стабильность — глухое болото, в которое тебя загнали и уже не выпустят. И здесь еще одна параллель: по своей атмосфере «Дракон» — сегодняшний.

Первое, что задает такую атмосферу, — образ дождя, похожего на беспрерывный поток авиабомб. И каждая фраза — о сегодняшнем дне. Будто не Шварца слова, а «свежий», только что созданный текст. Ведь когда Дракон (Олег Ермоленко) говорит в манере пахана-дефис-красного-директора, невольно вспоминаешь всех тех, кто никуда не делся и лишь надел временно вышиванки. Когда он и остальная свита обращаются к людям не в глаза, а повернувшись спиной, зато на камеру, невольно представляется сегодняшнее медиапространство, засеянное «видосиками» всех возможных и невозможных кандидатов на политические посты. И в конце концов, даже слова бургомистра «Если девушка сказала «нет» — это означает «да» под радостный хохот гостей — это тоже о сегодняшнем дне. Обо всех тех «жертва сама спровоцировала насильника». И превращение Бургомистра (Дмитрий Алексеенко) из «сумасшедшего», который смешит демонстративно-глуповатым поведением, в жестокого тирана — также очень сегодняшнее.

Но собираются вместе все эти ассоциации уже после спектакля, когда вспоминаешь финальное появление Ланцелота (Максим Монастырский). Его лицо, отбеленное светом прожектора, его растерянность и боль перед глазами сотен «драконов» на сцене и… в зале. По моим ощущениям, Ланцелот в финале — это воин, который пришел из АТО и ужаснулся тому, какая война идет в тылу. И если уж продолжить ассоциации, то в начале этот рыцарь (вместе с другом-айтишником Котом — Дмитрий Сорокалап) — студент-майдановец, который иронизирует над верноподданническими настроениями и верит в победу света над тьмой. Его интонации естественные, человеческие, контрастируют с искусственной, почти наркотической радостью горожан. Его уверенность и теплота влияют на Эльзу (Александра Ивлюшкина), добавляют ее слабому протесту решительности, а ее голосу — живых нот. Он не ненавидит Дракона, а лишь хочет убрать зло с дороги добрых людей. Когда же в финале эти добрые люди выдвигают на трон нового Дракона, Ланцелот не выдерживает. Кажется, его боль и гнев готовы превратить город в пепел. (Между нами — так ему и надо, тому городу…) Но герой берет себя в руки. Он побеждает своего внутреннего дракона, чтобы дать шанс толпе победить своих драконов и перестать быть толпой.

«Интересно, и как он собирается перевоспитать толпу? — спросила одна зрительница после спектакля и добавила немного возмущенно: — Совсем не показано, как он это сделает». Действительно, не показано. Ведь спектакль — не рецепт врача. Впрочем, сказка предполагает символичность, поэтому «намеки» в ней есть. Например о том, что Ланцелот — не супергерой американского кино и не спасет (не перевоспитает!) всех и сразу. Что он скорее посланец. Тот, кто напоминает: иногда стабильность — это регулярная плата дани телами и душами, а цена сытого стола — достоинство и свобода. Что обвинять тирана-дракона проще, чем сопротивляться ему, и ждать героя-рыцаря удобнее, чем брать ответственность на себя. Но если уж выбираешь удобство толпы — будь готов стать следующим блюдом Дракона.